Крупнейший на Северо-Западе России организатор выставок
Скачайте наше приложение: для android для iOS
2–5 мая 2019 | ЭКСПОФОРУМ

Не будет специалистов, не будет хороших лошадей

03.05.2019

Состояние коневодческой отрасли, проблемы заводов, ошибки в выращивании породистых лошадей обсуждали 3 мая на конференции «Состояние и перспективы развития национального коннозаводства и конного спорта», проходившей в рамках международного конгресса «Здоровье лошади» в Экспофоруме. 

Один из самых животрепещущих вопросов в коннозаводстве сегодня – нехватка специалистов. По словам модератора сессии Галины Калинкиной, заведующей отделом селекции Всероссийского научно-исследовательского института коневодства, есть сильные хозяйства, готовые платить достойную зарплату и обеспечить современные условия для работы, но нет ни наездников, ни зоотехников.

«В 50-е годы, когда страна восстанавливала совхозы, когда была потребность в лошадях, поголовье увеличивалось. Но позже лошади стала уходить из сельского хозяйства, численность их сокращалась. Сейчас, по сравнению с 90-ми годами, когда количество маток было всего 900, ситуация улучшилась: сегодня это 1950 голов», – говорит Галина Калинкина.

Отсутствие высококвалифицированных специалистов сказывается на жизни лошади. Очень часто неправильное содержание и выращивание молодняка приводит к проблемам, которые приводят к сужению зоны деятельности. Так, ошибки при уходе за жеребенком может закрыть ему путь в верховую езду или конный спорт, ограничив ее «рабочими» специальностями. «При таком недостатке как карпообразная спина и поясница животное можно использовать лишь в качестве вьючного. Такая особенность встречается у плохо выращенного молодняка, у лошадей, которые работают в упряжи. Скошенный круп – это перенесенный перелом у жеребенка, который в дальнейшем сопровождается хромотой и не дает нужных движений в конном спорте. Курба – искривление сустава – причина которого также нарушение технологии содержания и выращивания лошадей», – рассказывает Юлия Орлова, кандидат сельскохозяйственных наук

Специалисты рассказали участникам конференции об особенностях и селекции донской, орловской рысистой, терской, ахалтекинской породах лошадей.

Владельцы коневодческих заводов поделились проблемами и достижениями своих хозяйств. Так, Сергей Аникеев, российский конезаводчик кабардинской породы лошадей, руководитель ООО «Кабардинский завод Аникеева» считает: «Наступила стабильность, у нас увеличилось поголовье конематок. 4,5 тыс. кобыл записано сейчас в государственную племенную книгу. Мы создали ассоциацию заводчиков породы и поддерживаем друг друга. Проблем много, но самая большая – мы не нужны государству, не хватает внимания прессы, глав администраций. Министерство сельского хозяйства разработало программу по поддержке коневодства. Деньги выделялись на племенную кобылу, уровень поддержки считается по коэффициенту от содержания одной коровы, это около 12,5 тыс. руб. Но для кабардинской породы поддержка – 2 курицы». Еще одна проблема – отсутствие тренерского состава. «Кабардинец – военная лошадь, применяется во всех видах – от хобби до большого спорта. Но никто сегодня не готовит тренеров, и это беда», – говорит Сергей Аникеев.

Наиболее острым оказалось выступление Юрия Прохорова, генерального директора Московского конного завода №1, который рассказал о «больных точках» современного рысистого коннозаводства.  «По моему убеждению, рысистое коннозаводство находится в глубокой стагнации. За исключением рабочих лошадей. Разговоры о стабильной ситуации с поголовьем у меня вызывают легкую иронию. В советское время, в 40-50 годах, было 45-50 рысистых заводов. Хозяйства были разные, но соблюдали требования. Сегодня поголовье российских маток практически не сократилось – около 4000 маток. Но ими владеют порядка 500 владельцев. И этот огромный пласт людей не охвачен, зарегистрированы единицы. Контроля за разведением нет никакого. Масса лошадей, которые рождаются в массиве породы, приходят на рынок. Рынок испытывает давление. Есть заинтересованные, но и этот товар, кое-как выращенный, поступает на рынок по демпинговым ценам. Начиная с 2014 года цена на рысаков росла, к 2017 средняя цена за жеребенка – 280 тыс. рублей.  В прошлом году цена уменьшилась на 100 тысяч – до 180 тыс. руб. при себестоимости в разы выше. Колоссальное влияние на рынок оказали ипподромные испытания: покупая один раз лошадь, покупаешь себе постоянные проблемы. Чтобы продержать лошадь на московском ипподроме нужно за год потратить в два раза больше. Призовые эти убытки не отбивают, тотализатор не работает. К величайшему сожалению, будущего я не вижу. Лучшие лошади сегодня никому не нужны. Мы ждем перемен. Находятся отдельные заинтересованные лица, которые видят, что национальное достояние – орловская рысистая порода – на грани исчезновения, пытаются достучаться до власть имущих». 

Со спикером не согласилась Галина Калинкина: «Я не согласна, что не ведется племенного учета. Институт коневодства уделяет вопросу много внимания: весь молодняк проходит процедуру идентификации. Институт несет ответственность за каждую лошадь, которая участвует в бегах, скачках или конноспортивных соревнованиях. Мы считаем, что надлежащий учет племенных наших пород – это престиж».

Вопросов много и лишь подобные дискуссии могут сдвинуть наболевшие проблемы, подчеркнули участники конференции. Как хорошо, именно Экспофорум представляет подобную площадку для обсуждения ситуации в отрасли.